Понедельник, 18/12/2017, 23:36 | | RSS

КНИИЭКОТиЯ

GISMETEO: Погода по г.Курган

КНИИЭКОТии
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Чат · Поиск · RSS ]
Страница 17 из 19«121516171819»
Форум КНИИЭКОТии » Прошлое и настоящее » Библиотека » Проза. Воспоминания. Эссе. Гриша Аграновский
Проза. Воспоминания. Эссе. Гриша Аграновский
trinklerДата: Четверг, 06/10/2011, 21:05 | Сообщение # 241
ГЛАВНЫЙ ХУДОЖНИК КНИИЭКОТии
Группа: Модераторы
Сообщений: 7249
Награды: 116
Статус: А меня нету
biggrin Навеяло. - http://kniiekotija.ucoz.ru/forum/10-320-2#21731

Тяжелый физический труд на свежем воздухе скотинит и зверит человека.
Неизвестный писатель-гуманист
 
margarguryДата: Воскресенье, 23/10/2011, 19:43 | Сообщение # 242
Группа: Проверенные
Сообщений: 254
Награды: 16
Награждён посмертно!
Статус: Светлая память!
Монологи Сергея Б. - КНИИЭКОТ - УДКД 1983-84 гг.

Что было на прощальной вечеринке – я не знаю. Надев больничный халат, Костя, воображая из себя делового, походил по палате и остановившись у двери, сказал: "Там уже народ для разврата собрался, если хотите – идите – развращайтесь!" Затем он, трижды стукнув костылями, ушел, а мы решили не идти. Ну, не совсем "мы" или совсем не мы". Кик пошел в холл смотреть "Спокойной ночи малыши", Нытик сделал вид, что идет, да и то на полдороги остановился и сел рядом с Киком мультики смотреть.
Только Бершадский был на этой вечеринке, но по его словам я понял, что ему не понравилось. На мой вопрос: как там было? - он ответил – "верри гуд, ферштейн?!"
И если бы он просто сказал – верь мне, гуд, я бы ему поверил! Но ферштейн – у него означало: отстань. Я это хорошо знал.
Костя вернулся с вечеринки довольный, весь испачканный помадой, и всё время приставал:
– Правда, мы хорошо посидели? - Когда он это спросил в десятый раз, Бершадский сказал:
- Всё, выключаем свет, спать пора, ферштейн?!
Ночь пролетела незаметно, а утром, когда пришел наш палатный врач - Вадим, Костя запел ему песню. "Вот сегодня я уезжаю, и даже не представляю, как завтра проснусь на два часа раньше, и вы не придете в палату. Я привык вас видеть каждый день, каждое утро, в любую погоду и завтра не увижу вас."
Такие песни он не пел даже когда просил промедол. Вадим с удивлением смотрел на него, а Костя продолжал. "Чтобы мне легче было вынести расставание, подпишите мне вашу фотографию. Я буду смотреть и вспоминать вас, а когда буду смотреть на вашу подпись, буду вспоминать, как вы… "
Он сделал паузу и протянул Вадиму фото и ручку. Тут мы все достали фотки, чтобы и нам наш любимый доктор оставил свой автограф.
Вадим явно не ожидал, такого. Он разрешил себя сфотографировать, знал, что у нас есть его фотки, но чтобы вместо промедола мы просили автограф, как у спортсмена, он не ожидал, но взял ручку. Когда Вадим подписал фотографии, Костя снова "запел": "Курган – Москва есть самолет, который скоро вылетает, после обеда этот рейс и на него места остались. Я позвонил, я все узнал, прошу мне сделать одолженье и до обеда справку дать, и я уйду, и я уеду".

Вадим от такой песни обалдел. Он сел на кровать, приложил ладонь ко лбу Кости, покачал головой и сказал: "Курган – Москва - летишь домой, я справку дам и Бог с тобой!" Поговорив так стихами, Вадим пошел по палате и начал делать назначенья. Останавливаясь около кровати, он говорил: перевязка… анализы (ой, опять эта Косухина придет!)… поменяем стержни…

Остановившись около кровати Гриши, Вадим сделал резкое движение рукой, словно стреляет из пистолета. Я проследил за его взглядом и увидел, что у Гриши, как и у Вадима, пальцы сложены так, словно держат пистолет. Кто кого из них "убил" в этот раз я не знаю, но относился Вадим к Грише иначе, чем ко всем.
Он мог назначить всей палате промедол, а Грише вместо шприца приносили горсть таблеток: витаминки и глюканат кальция. Утром Вадим с улыбкой спрашивал: "Как у тебя, Григорий, прошла ночь, как спал, какие сны видел?" На удивление Гриша ни разу не пожаловался Мальцеву, но всегда отвечал на выпады Вадима. На вопрос как спал – он отвечал: вы даже себе представить не можете, как я благодарен вам, что вы мне ничего не назначили. У меня была такая волшебная ночь, что вам и не снилось. Вадим тут же бежал к медсестрам узнавать что и как…
Я могу про них рассказывать часами. Есть столько историй, как Гриша с Вадимом ходил играть в шахматы на промедол или как Вадим назначил Грише витамины В6 и В1, а он написал стишок с благодарностью и послал заказным письмом… Ой, и все из-за кубика и старого корпуса, где врачи и пациенты были почти на равных.


Сообщение отредактировал margargury - Воскресенье, 23/10/2011, 19:54
 
КисаДата: Понедельник, 24/10/2011, 07:25 | Сообщение # 243
Группа: Проверенные
Сообщений: 3446
Награды: 78
Статус: А меня нету
Quote (margargury)
там уже народ для разврата собрался,

biggrin biggrin


Volente Deo
 
margarguryДата: Понедельник, 24/10/2011, 23:57 | Сообщение # 244
Группа: Проверенные
Сообщений: 254
Награды: 16
Награждён посмертно!
Статус: Светлая память!
Старый корпус, старый корпус! Всё, что происходило в нашей палате так или иначе было с ним связано. Он маячил своими окнами и, когда я смотрел на него, перед глазами были те, кто когда-то лежал там.
… Выстрелив, Вадим сказал:
– Промедол не назначу, даже не проси, но за хорошую реакцию и в качестве поощрения за хорошее настроение – завтра анализ крови. Договорились?
И довольный собой, начал напевать:
– Будет пальчик болеть, и не сможешь стрелять, а дуэли нельзя отменять.
Песня была знакомая, но я никак не мог вспомнить, из какого фильма, да и времени не было вспоминать. Эдика мама позвала нас на завтрак, а потом мы пошли в ЛФКа.

В Зимнем Саду мы встретили Лену Жуланову. Много лет назад они с Гришей лежали в одном отделении, а сейчас она во взрослом, а он у нас в детском. Честно говоря, я этому был рад! Несколько раз Гриша ходил к ней в гости, но она всегда называет его – маленьким мальчиком, а он отвечал ей, что, зато все медсестры влюблены в него, а у них нет медбратьев.
Вот глупые! Нашли о чем говорить! Лучше бы ходили за руки или зажимались. Какая разница, кто в каком отделении?
Мы много раз встречали ее, почти всегда она делала вид, что нас не видит, а сегодня сама подошла и спрашивает: "Ну, что, мальчик, нянчишь младшего братика?"
Не знаю, кто у нее в глазах был младший братик я или Кик.
- Лена, Лена, ты же знаешь, я люблю детей.
А она… она… когда детки лягут спать, напиши, как бы спели Ромка, Рудик, Дима и Света про наркотики. Возьми мелодии их любимых песен и сделай как пародии. Сможешь? Мы хотим сделать вечер воспоминаний о тех днях. Но так, как пели они, – никто не споет, а про наркотики будет весело. Помнишь, – вдруг ее голос стал мягким, нежным, – как мы сидели в холле, а Света пела. Какие песни были! У нас в холле тоже иногда поют, ты бы пришел и братика можешь взять.
Кто такие Рудик, Света, Ромка и Дима, я понятия не имел, и когда мы вернулись в палату, хотел расспросить у Гриши. Но – было не до того: наш король начал собирать сумку. Он впихивал в нее свои пожитки, рубашки, журналы и всякую всячину, которая накапливается у каждого за время лечения и уходя не знаешь, что с ней делать…
У меня в тумбочке тоже лежали ненужные вещи – иголка от шприца, которой мне проверяли чувствительность пальцев, несколько спиц, которые лежали на каталке когда меня привезли из операционной, я уже молчу про красивые блестящие гайки и магнитики, которые, по совету Кика, я на выходные цеплял на аппарат.
… Закончив с сумкой, Костя небрежно бросил свой халат на спинку кровати, надел джинсы, кроссовки, прямо поверх майки свитер и, взяв куртку, подошел к Грише. Царственным жестом он протянул ему 10 рублей и сказал:
– Гулю фотографировать безотказно, если не хватит, приеду на проверку отдам.
Затем он взял сумку, обвел последний раз взглядом палату и ушел. Ушел, впервые забыв трижды стукнуть костылями.

Перед тихим часом Роза пришла прибраться в палате, она взяла халат и из него выпала Гришина цепочка, на которой он носил маленькую чернильную ручку. Цепочка вместе с ручкой пропала месяц назад, когда мы ходили мыть голову. В палате были Нытик и Колобок, но они клялись, что не брали и не видели, кто взял. Роза отдала цепочку Грише, а я подумал, что ручку надо искать в тумбочке у Гули, но вслух ничего не сказал.
 
trinklerДата: Вторник, 25/10/2011, 00:15 | Сообщение # 245
ГЛАВНЫЙ ХУДОЖНИК КНИИЭКОТии
Группа: Модераторы
Сообщений: 7249
Награды: 116
Статус: А меня нету
Рудик пел? wacko Или это другой Рудик, не Панк?

Тяжелый физический труд на свежем воздухе скотинит и зверит человека.
Неизвестный писатель-гуманист
 
margarguryДата: Вторник, 25/10/2011, 10:22 | Сообщение # 246
Группа: Проверенные
Сообщений: 254
Награды: 16
Награждён посмертно!
Статус: Светлая память!
Quote (trinkler)
Рудик пел? Или это другой Рудик, не Панк?

В канун нового 1981 года Света научила Рудика играть на гитаре и он начал петь. Среди песен, которые он пел были:
"Негр Тити Мити", "Про паренька и его гитару" и "граждане, воздушная тревога"
 
margarguryДата: Вторник, 25/10/2011, 12:42 | Сообщение # 247
Группа: Проверенные
Сообщений: 254
Награды: 16
Награждён посмертно!
Статус: Светлая память!
Света, поступила жалоба от моих читателей, что когда заходишь на сайт в летописи нет ссылки на эти рассказы и найти их можно только через поиск. Скажи, пожалуйста, можно это как-то исправить?
 
СветикЗямаДата: Среда, 26/10/2011, 13:17 | Сообщение # 248
Ответственый летописец
Группа: Администраторы
Сообщений: 6027
Награды: 104
Статус: А меня нету
Постараюсь сделать в выходные ok
 
margarguryДата: Среда, 26/10/2011, 14:30 | Сообщение # 249
Группа: Проверенные
Сообщений: 254
Награды: 16
Награждён посмертно!
Статус: Светлая память!
Quote (СветикЗяма)
Постараюсь сделать в выходные

Спасибо! Скажи, твое мнение о последних двух главах - на тройку с плюсом потянут? Я честно говоря сам собой недоволен. Пишу и чувствую, словно потерял нить с которой начинал.
 
margarguryДата: Четверг, 27/10/2011, 00:54 | Сообщение # 250
Группа: Проверенные
Сообщений: 254
Награды: 16
Награждён посмертно!
Статус: Светлая память!
Когда Костя ушел, мы все были уверены, что сейчас, вот прямо сейчас, уберут эту вокзальную кровать, и Тимошка будет спать на кровати бывшего короля, да не тут-то было. Нет, новенького к нам не привели – просто Тим головой о сосну стукнулся, и зеленая шишка ему на голову упала:
- Я от вас ухожу в старый корпус, – выдал он, – завтра утром в "подростках" освобождается место, и меня переведут, – смеясь, рассказывал он. Я уже со всеми там познакомился и даже подружился с Сашей из Свердловска. Я ему показал окно нашей палаты, и он сказал, что знает двоих из вас и всё мне расскажет.
Как мы ни пытались Тима отговорить – ничего не помогало.
- Ну, как вы не понимаете, – говорил он, – там есть и буфет и почта, и даже зубной врач. А еще там можно на первом этаже в прятки играть и в парке снежками бросаться.
Даже последний аргумент, что там всего один туалет, да и тот в краю двора (в смысле в конце отделения у окна) и чтобы пописять придется бежать, далеко бежать, а клизмопон там делают, не лежа на кушетке, а стоя раком, а потом придется от ванной пройти полкоридора, - его не убедил.
- Клизму, - важно сказал он, - делают только перед операцией, а писать там ходят все вместе, и это весело, а еще там на выходные можно уходить домой, а у вас нельзя.
Что мы могли возразить. И Кик не выдержал и начал:
- Ну, и уходи! Уходи, а потом будешь в окно смотреть, в окно смотреть и вспоминать, как тебе было хорошо у нас. Какая у тебя была кровать, и ты такую даже дома хотел, а теперь – уходи, уходи! Уходи и даже не надейся, что я буду с тобой дружить и навещать тебя мы не придем. Что ты мы там забыли – ничего! А в буфете там толпа, и он всегда закрыт, и вообще, уходи, уходи! А вот скоро снег сойдет, и мы будем ходить в "Сибирь" за мороженным и газировкой. А ты нет… И вообще ты от нас уходишь, потому что там твоя мама работает. Думаешь, я не знаю…
Кик, когда на кого-то злился, говорил без умолку, и остановить его было невозможно.

Утром Тим навсегда ушел из нашей палаты, и я больше никогда его не видел. Уходя, он обещал звонить нам на пост, но так и не позвонил.
А в палате происходили изменения: вокзальную кровать вынесли, а вслед, за нею в подсобку отнесли и кровать бывшего царя, ой, простите, – короля. Теперь у нас было полно места как когда-то давно.
За всеми этими событиями я совсем забыл, что утром нам должны были взять кровь. Забыл я и правило: вечером баночка – утром – пчелка. Никто нам не принес баночку, никто не пришел брать анализ, и это было удивительно: Вадим никогда не шутил, если он говорил анализ – значит, он его назначал. Почему он не назначил, что случилось? Забыл? Передумал? Пошутил? И тут я понял – сегодня пятница, а в пятницу анализы берут только у новеньких и у послеоперационных. Значит, у нас возьмут в понедельник. Довольный собой я еле дождавшись тихого часа, чтобы расспросить у Гриши про ребят, которые играли на гитаре, но в тот момент, когда я открыл рот для вопроса, в палату вошла – Вера. Она подошла к Грише, поцеловала его и пригласила в свою палату прийти попить чай и отметить ее поступление на второй этап.
Вера, как и Гриша, лежала в подростках. Она очень любила Лермонтова, и у нее на тумбочке всегда стоял его портрет. А еще они с мамой проводили спиритические сеансы, вызывая дух поэта.
Мама Веры работала в их отделении медсестрой, и сейчас Гриша боялся, что она расскажет Вере то, что видела, когда делала ему уколы. Он думал, что прошло три года, и она забыла об этом, но разве женщины что-то забывают и тем более не рассказывают своим дочкам о маленьких секретах мальчиков. Конечно же Вера обо всем знала и намекнула об этом Грише, когда мы вечером пришли к ней в палату пить чай с лимоном и московскими конфетами.
На ее тумбочке рядом с портретом Лермонтова мы увидели…
 
ElenaДата: Четверг, 27/10/2011, 21:45 | Сообщение # 251
Группа: Проверенные
Сообщений: 1036
Награды: 36
Статус: А меня нету
Читаем! Рукоплещем! Ждем продолжения!
 
ElenaДата: Пятница, 28/10/2011, 21:15 | Сообщение # 252
Группа: Проверенные
Сообщений: 1036
Награды: 36
Статус: А меня нету
Очень помнятся эти странные отношения дружбы-зависти-недоверия-неприятия-легкого снисхождения к друг другу между старым и новым корпусом именно в то время, что описывается в рассказах. Я помню, когда Оксана Гребенкина с упоением рассказывала про старый корпус, мы ее слушали именно с этим чувством и, в общем-то, не хотели поменять свой новый на ее старый. Мне бесконечно нравился зимний сад, холл главного хода, наши балконы, да многое нравилось и менять это на некомфорт старого корпуса, где еще поликлиника на первом этаже, не хотелось. А отношения - да! Да даже почитать здесь воспоминания о старом корпусе! Мы читали их вслух семьей, так же, как читаем сейчас вслух Гришину сагу.
 
margarguryДата: Воскресенье, 30/10/2011, 10:36 | Сообщение # 253
Группа: Проверенные
Сообщений: 254
Награды: 16
Награждён посмертно!
Статус: Светлая память!
Quote (Elena)
очень помнятся эти странные отношения дружбы-зависти-недоверия-неприятия-легкого снисхождения к друг другу между старым и новым корпусом именно в то время, что описывается в рассказах.

Старый корпус в памяти - не менялся никогда. В реальности - он стал другим и многие этого не знали. Когда я приехал в ноябре 1983 и, сдав анализы в поликлинике, в ожидании врачей пошел в "подростки" узнать, кто есть из тех, кого я знал. Кроме зав. отделением (если не ошибаюсь его фамилия Канаев, никто не знал, что Илизаров решил, что раз меня вел Мальцев, я буду в новом корпусе), но встретили меня там не очень приветливо - хоть и Сашка говорил, что я "свой". В палате все были хмурые, озлобленные. Медсестры тоже были не такие приветливые, как в 80-м, когда я первый раз вошел в "подростки", и даже не такие, как год назад, когда в 1982 я приезжал на проверку. Нет, меня не выгнали, и даже напоили со всеми чаем в столовой, но все время хотелось побыстрее уйти оттуда. Сашку, который был на третьем этапе, называли "духом".
- Что, дух, у тебя гости?
До такого в те годы, когда я лежал никто не опускался... Не было ни тюремного, ни армейского жаргона.


Сообщение отредактировал margargury - Воскресенье, 30/10/2011, 11:06
 
margarguryДата: Воскресенье, 30/10/2011, 11:14 | Сообщение # 254
Группа: Проверенные
Сообщений: 254
Награды: 16
Награждён посмертно!
Статус: Светлая память!
у меня тоже есть воспоминания о старом корпусе, но я ни как их не упорядочу и не выставлю. отрывки из них уже выставила Света, но они не полностью. Хотя уже один из участников событий высказался, что писать про то время - предательство...
 
ТамрикоДата: Воскресенье, 30/10/2011, 13:26 | Сообщение # 255
Группа: Проверенные
Сообщений: 3228
Награды: 52
Статус: А меня нету
Мое мнение о прочитанном. Очень субъективное и непрофессиональное. Самое главное впечатление: всё написанное пропущено через сердце и с внутренним волнением. Очень искренне. И надо было Вам, Гриша, иметь немалое мужество при этом, ведь главными читателями в первую очередь будут те, кто вместе с Вами тянул все "срока", т.е.- очевидцы. Вы сделали это. И уже достойны аплодисментов!
Об одиночестве. Это сейчас, когда лично для меня, скорее всего, прожито больше, чем осталось, я чётко понимаю, что одиночество, хотим мы этого или не хотим, сопровождает нас в течение всей нашей жизни, даёт нам освобождение от внутренней тревоги и страха по этому поводу. Но совсем другое дело в детстве. Когда все чувства оголены. И каждый раз, когда ты не вписываешься в какую-то компанию, переживаешь это, как свою личную трагедию. Именно это и заставляет иногда переступать через себя и редко кому в этом возрасте удаётся "гулять самому по себе" Мне лично удавалось, но каких это стоило мучений. И на примере своих героев Вы очень образно это показали.
Национальный вопрос - очень щепетильная тема. И в нашей многонац-ой стране он и не мог не быть. Другое дело, что об этом не говорили вслух. Я родилась и выросла в тогда ещё Баш.АССР. Очень многонацион-я республика. Жили, действительно, очень дружно. У меня было всегда много друзей и, в том числе, - русские, башкиры, татары. Я и сейчас всегда с удовольствием слушаю очень мелодичные песни на башк. языке. И потом, когда уже работала в школе, то состав классов, как правило, был 50:50. А сейчас, переписываясь через 30 лет с учениками, мне и в голову не приходит какой национальности человек. НО! Помню и то, что мы, русские, называли их в открытую- нацменами, мою подружку это обижало. Моя бабушка, если сердилась, говорила-татарин беспонятный. И в то же время, в их доме всегда было место и для башкир, и для татар. Можно много рассуждать и спорить по этому поводу. У каждого будет своя правда. Но у каждого есть и своя память детства. А то, что эти воспоминания субъективны, никто и не сомневается. НО ИМЕЮТ МЕСТО БЫТЬ! И Вы, Гриша, на это тоже решились. Браво!
Вам успехов!!! Жду,продолжения.


Береги ту, которую любишь!)))
 
Форум КНИИЭКОТии » Прошлое и настоящее » Библиотека » Проза. Воспоминания. Эссе. Гриша Аграновский
Страница 17 из 19«121516171819»
Поиск:

Чат


География посещений КНИИЭКОТии КНИИЭКОТовцами

free counters
Приветствую Вас Гость

Регистрация | Вход

Форма входа

Логин:
Пароль:

Поиск

Реклама

Свежие новости КНИИЭКОТии


Новые сообщения на форуме КНИИЭКОТиЯ


Топ 5 тем форума КНИИЭКОТиЯ


Топ 5 активистов КНИИЭКОТии


Случайные фотографии из КНИИЭКОТии


Наша кнопка и баннеры

КНИИЭКОТиЯ - сайт пациентов КНИИЭКОТа

Все баннеры...

Друзья и партнёры

Статистика


Последние поступившие в КНИИЭКОТию:
DentalDuasy - 17/12/2017
Julieseazy - 14/11/2017
o1973c - 09/11/2017
makcrb - 31/07/2017
Олюшка - 26/07/2017
ozimantias - 25/05/2017

Наш опрос

Помог ли мне метод Иллизарова?
1. Несомненно
2. Стало лучше чем раньше
3. Вроде как
4. Нет
5. Не очень
6. На вопросы такой сложности не отвечаю
7. Хочется верить
Всего ответов: 90